lit_street: (Default)
Ольга Рудольфовна Шмидт
Арбат. Путеводитель
1993

«Английский путешественник, посол королевы Елизаветы I Д.Флетчер писал в конце XVI в., что на московских улицах лежат “обтесанные сосновые деревья, одно подле другого”. При реконструкции улицы в 1985 г. на Арбате было обнаружено четыре яруса деревянных мостовых XVI–XVII веков, а под ними – слой золы и угля – следы пожара 1493 г. Так подтвердились письменные сообщения…
Впервые Арбат был замощен по указу Петра I. После большого пожара 1736 г. улицы и переулки в этом районе спрямлялись и расширялись. По новым строительным правилам улицы должны были быть шириной не менее 8 сажен (около 17 м), переулки – 3 сажен (около 2 м). Дома предписывалось строить: деревянные – только в один этаж с мезонином, каменные – в два этажа, причем второй этаж также мог быть деревянным. Заметим, что подобный тип дома лет на сто стал преобладать в Москве. Позднее эти правила, апробированные на Арбате, были распространены и на другие районы города».



Путеводитель Ольги Шмидт, выпущенный в начале девяностых, был одним из первых москвоведческих изданий нового времени. То есть про руководящую роль коммунистической партии можно было уже не писать, сосредоточиваясь не вещах, представляющих реальный читательский интерес. А нагляднейшая схема построения материала (адресная) и наличие подробной схемы местности делают его прекрасным справочником.
Аннотация к путеводителю из статьи Алексея Митрофанова "Все об Арбате".

Скачать путеводитель в формате pdf можно на сайте библиотеки ImWerden или на моем Яндекс.Диске.
lit_street: (Default)
Оглавление
Часть 1. Проломная застава
Часть 2. Лафертовская часть

Говоря о "Лафертовской маковнице", все неизменно упоминают отзыв А. С. Пушкина об этом произведении. Но отклик поэта такой выразительный, что его в самом деле невозможно не упомянуть. 27 марта 1825 г. Пушкин написал из Михайловского в Петербург своему брату и литературному секретарю Льву: «Душа моя, что за прелесть бабушкин кот! я перечел два раза и одним духом всю повесть, теперь только и брежу Тр.<ифоном> Фал.<елеичем> Мурлыкиным. Выступаю плавно, зажмуря глаза, повертывая голову и выгибая спину. Погорельский ведь Перовский, не правда ли?»

За эту образность и жажду жизни всего в нескольких строчках мы прощаем писателю, что кота на самом деле зовут Аристарх, а не Трифон.


Пушкин и ученый Кот. Художник Владимир Фоканов
Read more... )
lit_street: (Default)
Весной 1916-го, без года столетие назад, поэты Марина Цветаева и Осип Мандельштам гуляли по Москве. Марина "дарила" Мандельштаму, сознательную жизнь прожившему в Петербурге, Первопрестольную столицу.
Многие литературоведы отмечают, что этот "подарок" отразился на поэзии О. Мандельштама, а в каком-то смысле, возможно, и на всей его жизни.
Оба поэта в этот период пишут стихи - друг другу. И в стихах обоих повторяется образ "церковки знакомой" - Иверской часовни. Но почему им вспоминается именно это место в Москве и что оно в те времена значило для москвичей?



Торжественными чужестранцами проходим городом родным )
lit_street: (Default)
"Почему вы всегда все кормите друг друга? - удивлялся много позднее, уже в семидесятые годы, один француз. - Для всякой еды должно быть свое время!" Но в России (пусть она называлась Советским Союзом или его частью - РСФСР) людей не переделать. Можно изменить названия улиц, переименовать города, даже стране дать другое название - из одних глухих звуков (двойное "Р" здесь не помогает, только раскатывается как-то сухо, поскольку нет ни единого гласного), - но если к тебе пришел человек, его непременно следует накормить и напоить чаем: а может быть, он замерз или голоден. Немыслимо, чтобы гостей позвали на "аперитив" (то есть просто выпить перед едой), а ужинать потом остались лишь избранные. Невозможно такое у нас представить, да нам это и не надо".
Екатерина Орлова, "Дом у Никитских Ворот".

Мое знакомство с [livejournal.com profile] obyvatel началось с его интересной статьи "Почему мы перестали ходить друг к другу в гости?". Я-то, как всем известно, мечтаю жить в маленьком городке, где все запросто заходят друг к другу на огонек. Я смотрю на некоторых своих петербургских друзей и понимаю, что у них такое есть. И если бы я подольше пожила на Преображенке, я бы тоже такое устроила.

Read more... )
Принимать гостей - безумно тяжело. Ты ведь добровольно приглашаешь человека на свою территорию и, значит, понимаешь всю его уязвимость и берешь на себя обязательства по тому, чтобы ему у тебя было хорошо и комфортно.
А все-таки - как хотелось бы, чтобы эта традиция возродилась. И чтобы непременно - стол со скатертью и красивый сервиз (но так, чтобы никого это не смущало и не тяготило). И чтобы людям было хорошо, уютно и интересно - друг с другом вместе.

159362822.jpg
Художница Cornacchia. Страшная история, рассказанная за десертом

Profile

lit_street: (Default)
lit_street

March 2017

S M T W T F S
   1234
5678910 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios